ИППП: борьба с невидимым врагом

Более загадочной аббревиатуры, чем ИППП, как в женской, так и в мужской половой сфере, пожалуй, не существует. В этом уверены все те, кто хоть раз испытал эти «прелести» на собственном опыте. А вот специалисты утверждают: ничего таинственного нет, просто нужно знать, что искать и где. И лечить, тоже знать как.
Вот уже более 20 лет Центр мужского здоровья «Феникс», специализированное частное медицинское учреждение, выявляет и лечит заболевания, передающиеся половым путем, и их осложнения у мужчин. С момента основания в 1987 году с центром сотрудничают ведущие деятели медицинской науки и практики как региона, так и страны в целом. По сути «Феникс» – семейное предприятие. Его научным руководителем, основателем и центра, и династии стал профессор Ю. Н. Ковалев, человек очень известный и авторитетный в медицинских кругах. Юрий Николаевич – ведущий специалист в этой области медицины, ученый с мировой известностью, доктор медицинских наук, член Европейской Ассоциации дерматовенерологов, заведующий кафедрой кожных и венерических болезней Челябинской государственной медицинской академии. Кроме того, что он лично проводит в центре комплексную диагностику и лечение с использованием оригинальных авторских разработок, Юрий Николаевич является членом межведомственной комиссии по проблемам социальных болезней при администрации Челябинской области.
Его сын, Александр Юрьевич, продолжатель медицинской династии и по совместительству директор МЦ «Феникс», имеет собственные регалии и звания: кандидат медицинских наук, врач высшей категории с 20-ти летним стажем, автор 40 научных работ.
В сфере интересов сотрудников «Феникса» – не только лечебно-диагностическая, но и научная деятельность.
Старые новые незнакомцы
У большинства наших современников сформировалось стойкое впечатление, что инфекции, передающиеся половым путем (ИППП), специально выведены врачами, чтобы усложнить жизнь пациентам или, еще того жестче, вытянуть из горемык деньги на диагностику и лечение. Причем кажется, что произошло это буквально на днях, и раньше людям жилось вроде как намного спокойнее. «Есть инфекции, которые известны давно – сифилис, гонорея, трихомониаз. Необходимость их выявления и лечения не вызывает ни у кого сомнений, – начинает разговор директор МЦ «Феникс», кандидат медицинских наук, врач-дерматовенеролог Александр Ковалев. – В течение последних десятилетий, действительно, обнаружился ряд других, относительно новых, инфекций. Я хочу особо подчеркнуть, что они были и раньше, но, как правило, не выдерживали конкуренции с той же гонореей, которая встречалась гораздо чаще, протекала ярче и таким образом маскировала другие инфекции, даже если они имели место быть. Но пришла эра антибиотиков, гонорею «стали бить», и на первый план вышли так называемые «негонококковые уретриты».
Во-вторых, до поры до времени таких возбудителей, как хламидии или микоплазмы (в том числе уреаплазмы) не умели обнаруживать и, соответственно, лечить. Методы диагностики не позволяли. И таких болезней насчитывается приличное количество. Наиболее распространенные из них и известные – хламидиоз, уреаплазмоз, цитомегаловирус, вирусы папилломы человека, вирусы генитального герпеса и другие».
В-третьих, в современной медицине произошел поистине инновационный прорыв. Появилось программное исследовательское оборудование, оптика высокого разрешения, качественные реактивы и прочее. Созданы новые методики и диагностические технологии, с помощью которых удалось обнаружить возбудителей этих болезней, а затем найти способы успешного избавления от них пациентов, лечить сами болезни.
Попробуй сначала поймай!
Однако легко сказать, да непросто сделать. Коварство ИППП в том, что обнаружить этих диверсантов в организме даже самыми достоверными методами диагностики порой бывает сложно. Они, как вражеская армия, многоликие и разнокалиберные. Есть среди них и бактерии, и вирусы, и грибы. К каждому нужен свой подход, особенная тактика и стратегия битвы, свое вооружение. «В нашем центре для диагностики мы берем не один или два анализа, а предлагаем пациенту так называемый «диагностический комплекс», в который, кроме собственно анализов, входят другие исследования, которые помогают уточнить локализацию, тяжесть воспаления, а значит – поставить развернутый и достоверный диагноз, – поясняет директор «Феникса». – Очень важна грамотная комбинация исследовательских методов. С одной стороны, мы не должны перегружать лишними анализами пациента, потому что все процедуры платные, и необоснованные траты могут сказаться на его кошельке. Но, с другой стороны, пропустить или найти не то, что надо, мы тоже не имеем права. Поэтому в работе мы используем наиболее достоверные методы, комбинируем диагностику одного микроба несколькими способами, чтобы быть уверенными, что обнаружили именно то, что служит причиной недомогания у человека».
Иногда между пациентом и врачами возникает недопонимание: зачем же мне сдавать два анализа на одно и то же, и почему врачу недостаточно одного результата. «Потому что диагностику нужно проводить не формально, для галочки, а фактически и достоверно», – настаивает Александр Ковалев. От ее результатов зависит и курс лечения, и его длительность, и конечный результат. Успех и полное выздоровление напрямую обеспечивается качеством диагностики.
Рассмотрим в качестве примера наиболее актуальный негонококковый уретрит – хламидиоз. Хламидии – это внутриклеточные паразиты, и большую часть времени они проводят внутри клетки. И попытки выявить хламидийную инфекцию путем поиска антител к хламидиям зачастую обречены на неудачу, так как хламидиоз, как правило, протекает в виде «вялого» уретрита, не вызывая достаточного иммунного отклика, а значит, и титр антител будет подскакивать далеко не всегда. Гораздо информативнее будет выявление самого возбудителя либо методом ПЦР, либо методом ПИФ или даже в соскобе, окрашенном специальным составом.
То же касается и уреаплазмы, только методы выявления будут уже несколько иными. Соскоб будет неинформативен, ведь уреаплазмы не являются внутриклеточными паразитами и не выявляются при обычной микроскопии, а наиболее достоверным методом помимо ПЦР будет культуральный – посев материала из уретры на специальную жидкую питательную среду. А вот для диагностики вирусов кроме ПЦР можно использовать анализ крови на антитела. Пожалуй, проще всего с молочницей, которая несложно поддается диагностике. Проявления дрожжевых грибов, ее вызывающих, можно обнаружить даже визуально, и всегда можно подтвердить обнаружением мицелия гриба под микроскопом. Как видите, у каждого возбудителя свои особенности, не зная которых легко сдать «не тот» анализ и ошибочно полагать себя здоровым (или наоборот – неизлечимо больным). Итог прост – анализы должен назначать и проводить врач-специалист. Если уж зашла речь об ИППП, обращайтесь к венерологу, который определит необходимый спектр обследования. Самодиагностика и уж тем более самолечение, скорее всего, приведут к плачевным результатам.
Я + ТЫ
Золотое правило диагностики ИППП – обследовать сразу обоих партнеров. В этом случае качество диагностики будет выше и точнее. Женский и мужской организм разные по многим факторам: и по физиологии, и по анатомии, и каких-то возбудителей легче найти у мужчины, а каких-то – у женщины. В ряде случаев найденные микробы могут вообще не совпадать. Например, у нее нашли уреаплазму, а у него – хламидии. «Так вот это еще ни о чем не говорит! – предупреждает специалист. – Из этого следует лишь то, что лечить нужно обоих партнеров и от хламидий, и от уреаплазмы.
А почему так вышло? В нашем примере все просто – в организме мужчины условия оказались лучше для развития хламидий (а количество уреаплазм при этом оказалось недостаточным для того, чтобы «сработал» диагностический метод), а у женщины – для распространения уреаплазмы. Между прочим, в 70% эти инфекции уже сами по себе «ходят парой».
В некоторых странах, например, в США по принятому в стране стандарту диагностики достаточно обнаружить хламидии у одного партнера, чтобы начать лечение обоих. Обследование второго партнера уже и не требуется». Но в медицинском центре «Феникс» придерживаются другой позиции: все-таки для достоверности нужно сначала обследовать, а потом уже лечить.
Один и тот же микроб ведет себя по-разному в мужском организме и в женском, потому что там все разное: и кислотность среды, и состав слизистой, и особенности строения внутренних органов. У женщин микробы облюбовывают одни места обитания, порой менее доступные для забора анализа, у мужчин – это другие закоулки. Есть микробы, которые паразитируют у женщин, но для мужчин опасности особой не представляют. Если мужчина здоров, имеет крепкий иммунитет, то некоторые факты инфицирования могут закончиться для него самоизлечением. Дополнительной терапии это не потребует. Например, та же гарднерелла, (гемофильная вагинальная палочка) очень вольготно чувствует себя в организме женщины и представляет для него определенную угрозу. Но, попадая в организм мужской, она чаще всего самоизлечивается, потому что там совершенно не подходящая для нее среда обитания. В течение нескольких дней она гибнет и выводится из мужского организма естественным путем. Если же в результатах анализов у мужчины обнаруживается такая палочка, то это говорит лишь о том, что половой контакт был у него недавно, и палочка просто не успела элиминироваться. Лечение в таком случае можно назначить лишь в профилактических целях, чтобы мужчина не стал источником заражения, если вдруг гарднерелла застрянет в его организме не на 5-7 дней, а недели на две.
«Но микробы редко ходят поодиночке! – восклицает Александр Ковалев. – Сочетания инфекций встречаются чаще, чем моноинфекции, недаром издревле в лексиконе врачей (да и не только врачей) бытует термин «букет венерических болезней».
Конечно, некоторые микробы конкурируют между собой, никого рядом не терпят. Например, обычно острая гонорея подавляет собой все, рядом с ней остальные просто не выживают. Другие микроорганизмы, наоборот, очень хорошо «дружат» и часто встречаются парой. Есть такие сочетания инфекций, которые очень сложно диагностировать и лечить, например, ассоциация хламидий и трихомонад. Трихомонада – одноклеточный микроб, а хламидия – внутриклеточный паразит, гораздо более мелкий по размеру. Более того, он может обосноваться и внутри трихомонады. Поэтому для того, чтобы вылечить хламидиоз, сначала нужно избавиться от трихомонад, а потом уже лечить хламидиоз. Курс лечения будет один, но в его рамках будут меняться антибактериальные препараты. Если это не выявить, соответственно, не пролечить, то болезнь вернется».
Не по делу
Медицинский центр «Феникс» специализируется на мужском здоровье, так уж исторически сложилось. Но с высоты накопленного опыта Ковалевы точно знают, что оно напрямую зависит от здоровья женщины. А у них вообще все сложно!
«Воспалительные процессы как у мужчин, так и у женщин начинаются с «нижних этажей» мочеполового тракта, но у мужчины они заберутся не очень далеко, – поясняет Александр Юрьевич. – Поднимутся по мочеиспускательному каналу, потом на уровень задней уретры и предстательной железы. В связи с тем, что уретра мужчины втрое длиннее, чем у женщины, инфекция у представителей сильного пола очень редко попадает в мочевой пузырь и уж тем более в почки. Потом воспалительный процесс может с предстательной железы распространиться на семенные пузырьки (склад сперматозоидов) и ретроградным путем – на яички (завод по производству сперматозоидов). Но у мужчин все рядом, все доступно для диагностики, можно посмотреть и взять анализы».
У женщин все по-другому. Попробуйте проследить путь инфекции по анатомической схеме. С мочеиспускательного канала и шейки матки она поднимается вверх, может распространяться на матку, трубы, яичники, придатки, которые «достать» и взять оттуда анализ затруднительно. Кроме того, у мужчины брюшная полость с внешней средой не соединяется и по определению стерильна, а у женщины трубы открываются в брюшную полость, инфекция может и туда попасть.
«Пока инфекция ползет наверх, в нижних этажах воспалительный процесс может уже угасать, тлеть где-то, непонятно где, в недоступных совершенно местах, – предупреждает врач. – И даже при грамотном взятии анализов порой инфекцию и не обнаруживают. Она забралась так высоко, что там ее уже не достать». Требуется неоднократное выполнение анализов, но даже грамотно построенная диагностика с первого раза может не дать желаемого результата, настолько все сложно у женщин.
Цена свободы
Пожалуй, в ощущении «новизны» инфекций, передающихся половым путем, есть доля истины. В прежние времена они, действительно, не имели такого массового характера и распространенности, а теперь приобретают огромные масштабы. Росту числа ИППП человечество обязано сексуальной революции. Сначала в Европе, Америке, потом волна дошла и до России, основы морали и нравственности были признаны устаревшими, дозволенным оказалось все то, что еще вчера осуждалось и запрещалось. Однако за пьянящее чувство свободы пришлось расплачиваться по самому высокому счету – бесплодием. В США количество семейных пар, которые не в состоянии забеременеть и родить ребенка, достигло угрожающих размеров и стало в свое время национальной проблемой. Теперь это касается и нашей страны.
Последствия секс-революции проявляются не сразу, может быть, даже через десятки лет, когда потерянными оказываются целые поколения молодых мужчин и женщин, внешне абсолютно здоровых, успешных, но бесплодных, потерявших детородную функцию либо в силу своего собственного опасного поведения, либо ошибок, совершенных еще их родителями. Достаточно сказать, что инфицированная женщина может «наградить» своего новорожденного малыша таким паразитом, который станет не только причиной заболевания, но и гибели ребенка.
«Врач обязан проводить профилактическую работу, – уверен Александр Ковалев. – Не важно, в частной клинике он работает или государственной, он должен рассказывать пациентам, к каким непоправимым последствиям могут привести неразборчивые половые связи. Читать мораль и пугать никого не надо. Но если человеку объяснить, как происходит заражение, то есть шанс, что он изменит свое рискованное поведение и будет благодарен за то, что смог избежать опасного недуга. Кроме того, нужно обратить особое внимание, что в диагностике и лечении нуждается и вторая половинка. Она или он – и есть недостающая составляющая собственного здоровья. Если один пролечился, а второй нет, то повторное заражение гарантировано».
А если хотите иметь внуков и правнуков, то обратите внимание на своих детей. «Их нужно воспитывать, а не сексуально просвещать, – считает Александр Ковалев. – Технику и технологию полового акта они освоят и в самом процессе, тут ничего сложного нет. А вот выработать определенные моральные принципы, усвоить нормы нравственности, понять, из чего состоит семья, счастье, любовь, зачем нужны дети, они могут только с помощью любящих родителей – папы и мамы. Их нежные и заботливые отношения – первый опыт сексуальности для ребенка в том числе, первое наблюдение, первые выводы».
На всякий пожарный
Призывать кого-то стать аскетом или монахом никто не станет, но принять меры, чтобы не заразиться и не заболеть, рекомендовать можно и нужно. Ведь как ни крути – причина роста числа ИППП именно в смене половых партнеров. Если мужчина и женщина друг у друга первые и не имеют связей «на стороне», то и инфекции взяться неоткуда. И эта защита в сотни раз надежнее любых презервативов. Но, даже не меняя своих сексуальных стереотипов, человек должен свести к минимуму вероятность заражения. «Защита состоит из двух частей – механической и химической, – рекомендует специалист. – По отдельности презерватив и растворы не дают желанного эффекта, а вот в паре они способны защитить даже от СПИДа. Вирусу нужно попасть в кровь: через поврежденную слизистую или ранки на других участках, а презерватив защитит от таких травм. А раствор хлоргексидина, мирамистина или цидипола создаст непреодолимый барьер для микроорганизмов. Эти рекомендации применимы как для мужчин, так и для женщин».
Александр Юрьевич подчеркивает, что после курса лечения в МЦ «Феникс» с каждым мужчиной проводится беседа, в ходе которой пациента не только научат правильно пользоваться презервативом и вводить раствор, но и в корректной форме объяснят, что от поведения напрямую зависит его дальнейшее самочувствие. И если изменить сексуальные стереотипы и остановиться на одной половой партнерше, то это будет самым идеальным вариантом для здоровья как сексуального, кстати, так и душевного. «Если человек живет в браке с точки зрения верности этому человеку, то это снимает сразу все вопросы, – разводит руками Ковалев. – Вот встретились, и всю жизнь живут вместе. И к нам уже точно не попадают».
Если же чувство или гормоны вышли из-под контроля, и случилось то, что потом стало вызывать тревогу и опасения, то срочно бежать сдавать анализы и пить таблетки не надо.
«В скорости уже нет смысла. Более того, сразу после инфицирования о себе может дать знать только гонорея, у которой наиболее короткий инкубационный период. Более того – острые заболевания лечатся и диагностируются значительно проще, – успокаивает врач. – Грамотно назначенные антибактериальные препараты сделают свое дело быстро и качественно, и этого будет достаточно в остром периоде. Намного сложнее бороться с застарелыми проблемами, чем мы в основном и занимаемся. Наша основная задача – вылечить пациента не только от ИППП, но и от осложнений, которые они вызывают. У мужчин это в большинстве случаев хронические уретриты и простатовезикулиты с сопутствующей эректильной дисфункцией и нарушением фертильности (бесплодием)».
Бежать сломя голову не надо, а вот вовремя обратиться – обязательно. Специалисты напоминают, что, к сожалению около 60% ЗППП «нового поколения» не дают яркую картину проявлений в дебюте. Никаких неприятных ощущений, как правило, или вообще не появляется, или человек их не замечает. Они протекают очень коварно без яркой клинической картины, заподозрить их очень сложно.
Дебют подобных заболеваний очень часто сопряжен с развитием осложнений (будь то спаечная болезнь у женщин или простатит у мужчин). Но в срок с первой по восьмую неделю после незащищенного или сомнительного полового акта ради собственного спокойствия обратиться к врачу-венерологу все-таки стоит. Профессионалы из Центра мужского здоровья «Феникс» всегда готовы прийти на помощь.

Назад